Владислав Радимов: «Дети перестали играть в футбол во дворах, и это проблема»

Свой первый прогноз на нашем сайте Владислав Радимов дал еще в конце августа. С той поры произошло многое: во-первых, он вернулся на пост главного тренера «Зенита-2», во-вторых, как прогнозист завершил два месяца с совершенно разными результатами: в сентябре был хороший плюс и вторая строчка в рейтинге экспертов Legalbet, в октябре – уже минус и предпоследнее место в этом же рейтиге. Не все ладно и у «Зенита-2» в ФНЛ: Радимов принял команду далеко не с лучшими результатами, и пока она идет на последней строчке турнирной таблицы. О том, чувствует ли он свою ответственность за такие результаты, что думает о перспективах футбола в России и что считает его главными проблемами – в беседе Legalbet с Владиславом Радимовым.


5bf6a60a621be_1542891018.jpg


— Примерно год назад вы говорили, что больше не будете тренером и что вам это «не дано». Что заставило снова возглавить «Зенит-2»?


— Тогда это было 4 года нон-стопа: два года второй дивизион, два года ФНЛ, практически без остановки. Перелеты в ФНЛ и прочие, и я, конечно, сильно устал. Эмоционально было ощущение, что заниматься этим больше не могу, потому что это было очень тяжело. Потом отдохнул, осмотрелся, поговорил с руководством, они сказали, что надо возглавить «Зенит-2». «Зенит» — это мой родной клуб, так что поговорили, и я принял команду. Просто действительно было нужно перевести дух.


Конечно, есть люди, которые работают по 13 лет и больше, как, например, Алекс Фергюсон. Но «Зенит-2» — это не та команда, где у тебя есть футболисты, от которых ты знаешь, чего требовать. Здесь все-таки команда, в которой очень большая ротация состава каждый год. Работа здесь тяжелее, чем в обычной профессиональной команде.


— В том же интервью была фраза «В жизни есть вещи поважнее футбола». На какое место вы бы поставили футбол в списке важных лично для вас вещей? 


— Футбол для меня — это смысл жизни. Я и говорить, и ходить начал одновременно с пинанием мяча. Всю жизнь играл в футбол и другого не представлял даже. То есть футбол, конечно, важен, но все же есть вещи более глобальные. Если ты проиграл в футболе, то, по крайней мере, никто не умер.


— Академия «Зенита» считается одной из лучших в стране. Почему так мало воспитанников в составе главной команды?


— Как мне кажется, не выдерживают конкуренции. В команде очень высокие требования, и не все игроки приспосабливаются к ним. Приходят молодые ребята, их начинают брать на сборы, а там надо завоевать место в составе. А молодые не всегда готовы к этому.


Парням хочется постоянно играть, поэтому идут в команду ниже уровнем: лучше пойти поиграть за какой-нибудь другой клуб ниже классом, нежели сидеть на скамейке в основном «Зените». Например, вот Могилевец. Прошел «Зенит-2», ушел в другой клуб Премьер-лиги, попал на ЧМ, вернулся в «Зенит» и практически не играл в основе. Опять уехал, поиграл, опять вернулся — и снова не попадает в состав. Видимо, такой уровень, которого они не выдерживают.


«Не у всех выпускников академии получается завоевать место в составе «Зенита» — просто не выдерживают конкуренции».


— Текущий сезон РПЛ считается самым малорезультативным. С чем это связано, на ваш взгляд?


— Большинство специалистов стараются не рисковать, главное — выстроить оборону. У многих кредо такое — у Юрия Сёмина, у Курбана Бердыева. А когда встречаются две команды оборонительного плана, соответственно, и футбол получается малорезультативным. И даже когда только одна команда придерживается такого плана, соперники тоже подстраиваются под нее, и опять же получается не особо результативный футбол.


— Как относитесь к такому новшеству футбола, как VAR?


— Я в этом плане романтик. Я против видеоповторов! Вспомните 1986 год, ЧМ, два гола Марадоны — и все их помнят, все их обсуждают. Разговоры, книги об этом. Хотя один из них был забит рукой. А вспоминают и про этот гол, и про тот, когда он обыграл 10 человек, одинаково. Или 1966 год, Тофик Бахрамов. Его именем назвали даже стадион в Баку. Судейские ошибки — это часть футбола.


— После одного из самых громких ваших высказываний «в нашем КДК сидят дебилы» прошло много лет. С тех пор в Контрольно-дисциплинарном комитете многое изменилось?


— Ошибки бывают у всех, но я против судей, которые делают ошибку и не могут с тобой разговаривать на поле. Которые говорят: «Здесь я главный» — и всё. С такими, конечно, непонятно, как разговаривать, и хочется послать в ответ. Но есть же и нормальные судьи, с которыми можно диалог вести.


Футбол — игра мужиков, разные слова могут вылетать во время игры. Я не против ошибок, я против предвзятости. За время, что я провел в футболе, я прекрасно научился отличать, когда человек предвзят, а когда просто ошибается.


«Футбол — игра мужиков, во время игры могут звучать разные слова».


— Кокорин и Мамаев: если бы вы решали их дальнейшую судьбу, оставили бы в футболе?


— Я не понимаю, почему им нельзя вернуться в футбол. Но вообще, я бы не хотел рассуждать сейчас на эту тему.


— «Если футболистам меньше платить, они станут лучше играть» — согласны с таким высказыванием?


— Точно не в этом дело. Но я согласен, что очень много платят, и зарплаты завышены. Качество футбола не соответствует этим деньгам. В Испании зарплаты на порядок ниже. Как выстроить систему зарплат, я не знаю, но было бы неплохо сделать какую-то фиксированную зарплату, а уже за выигрыши платить хорошие премиальные…


«Зарплаты футболистов завышены — качество футбола не соответствует этим деньгам».


— Андрей Аршавин закончил карьеру футболиста. Может ли он вернуться в «Зенит» в какой-либо должности, как думаете? А может, знаете?


— Это надо у него спросить, интересно ли ему это. Если он останется в футболе с его опытом и мастерством, это было бы замечательно. Он умная голова, и, думаю, в любой должности он может помочь и российскому футболу, и «Зениту». А захочет ли он сам — это вопрос.


— В нашей стране огромное количество молодых футболистов. Почему до сих пор не нашелся отечественный Месси? Кто в этом виноват? 


— Сейчас совсем другие условия: поля, форма. Я вот хожу сейчас в академию «Зенита» и вспоминаю те времена, когда сам ходил. У меня были всего одни бутсы на весь год. И форма — тоже: одна майка, кроссовок не было. Это хорошо, что сейчас условия лучше. На самом деле главное зло в том, что дети идут после школы играть в плейстейшн, а не во двор гонять в футбол. Дворовый футбол умирает. Я вот сам после тренировок, учебы шел во двор играть. Полтора часа тренировок в академии — это мало.


Каждый футболист, мечтающий стать профессионалом, должен посвятить себя этому полностью. Он должен читать книги по истории футбола, смотреть матчи. Вот у меня было очень мало книг, и те я зачитывал до дыр, и трансляций тогда было мало, а сейчас все гораздо проще и доступнее, надо только этим пользоваться.


«Дети перестали играть в футбол во дворах, и это проблема».


— Кстати, о том, как было раньше. Вы в своем инстаграме часто вспоминаете былые «подвиги». Считаете, что раньше футбол был лучше?


— Он был более романтичным. Сейчас футбол стал сложнее: схемы, тактика. Больше личностей было. Вот та же сборная Франции сильна командой, она загнана в схему, которая позволила ей стать чемпионом мира.


— Возвращаясь к «Зениту-2». Были ли за прошедшие два месяца моменты, когда вы жалели, что снова возглавили команду?


— Когда смотришь на турнирную таблицу, то появляются мысли вроде «зачем ты это сделал?». Но с другой стороны, когда я прихожу к пацанам и учу их тому, что знаю, что я умел в футболе, — это уже неплохо. Я получаю удовольствие от того, как показываю, как надо остановить мяч, в какую сторону его надо убрать, как надо отдать пас, длинную или короткую передачу делать. Какие-то детали, как общаться с судьей на поле. Если я потом на тренировках или в игре вижу, что ребята это применяют, для меня это замечательно.


А то, что у нас результаты такие… Мне как тренеру самому надо расти, и я не отделяю себя от команды. Нам вместе надо выбираться из этой ситуации.


— Если по итогам сезона «Зенит-2» покинет ФНЛ, не думаете, что главным виновным будут считать именно вас?


— Это нормально: мы выигрываем и проигрываем вместе. И если команда проигрывает, то, конечно, тренер виноват. Мы сейчас мало забиваем, и приходится придумывать что-то новое под конкретных футболистов. Когда мы три года назад попали в ФНЛ в первый раз, мы по забитым мячам заняли второе место, а сейчас здесь более молодые ребята, и я понял, что начинать ставить игру в атаке тут не выйдет, надо придумывать другие вещи. Для меня самого найти выход из этой ситуации — это своеобразный вызов.


«Сейчас здесь более молодые ребята, и я понял, что начинать ставить игру в атаке тут не выйдет».


— На какое место в таблице ФНЛ по итогам сезона «Зенит-2» реально может претендовать, по вашим оценкам?


— Ситуация тяжелая, но есть такая пословица: «Пока идут титры, фильм не закончился».


— Назовите пару качеств, которые лучше всего характеризуют вас как тренера? Как думаете, игроки «Зенита-2» согласятся с этими словами?


— Точно требовательность — если ты не будешь работать на тренировках, то ничего не получится. Нет иного выхода, кроме как работать. Ничего другого еще не придумали. Так в любой сфере, а уж в футболе тем более. Если не умеешь попадать в ворота со штрафного через стенку, — выходи на поле и работай.


Второе — это доверие: рассказываю ребятам даже про ошибки, которые не только в футболе, но и в жизни нельзя совершать.


По поводу игроков… Тут вот что для меня важно. Прошлый раз, когда у меня были пацаны, они все уехали играть кто куда. Чернов с Палиенко, когда выиграли Кубок России с «Тосно», прислали фотку и поблагодарили. Вот это — прям до слез. Со многими переписываемся, общаемся. И если они со мной общаются, то, наверное, я сделал для них что-то хорошее. В этом и есть смысл жизни.


— У вас есть какие-то тренерские суеверия или приметы?


— Если играем в Питере, то беру с собой на игру святую воду.


— В чем главная проблема российского футбола?


— Футболисты из академий, из ДЮСШ должны выходить более технически подготовленными. Средний уровень основной массы футболистов… ну если сравнивать с Испанией, то мячом там владеют гораздо лучше. Надо этому уделять внимания больше, и тогда у нас будут появляться футболисты более серьезного уровня.

Необходимо, чтобы лучше работали с мячом на скорости.